Один IP-адрес – не доказательство получения необоснованной налоговой выгоды

Содержание
  1. Налоговые проверки. Часть 2. IP-адрес, расчётные счета, как выявляются нарушения
  2. Зачем органам внутренних дел сведения об IP-адресе?
  3. Где грань между незаконным дроблением бизнеса и законным разделением для оптимизации в 2019 году — Финансы на vc.ru
  4. Текущая ситуация с дроблением
  5. Преступление и наказание
  6. Судебная практика по необоснованной налоговой выгоде
  7. Суть спора
  8. Решение суда
  9. 2. Оплата сделки векселями между взаимозависимыми лицами приводит к необоснованной налоговой выгоде по НДС
  10. 3. Непроявление должной осмотрительности ведет к получению необоснованной налоговой выгоды
  11. 4. Завышение расходов приводит к необоснованной налоговой выгоде
  12. Бизнес Развитие: адвокатура и консалтинг СПб
  13. Как МИФНС использует совпадение IP адресов?
  14. Как Правоохранительные органы используют идентичность IP адресов?
  15. Как налоговые и правоохранительные органы получают сведения об IP адресе?
  16. Всегда ли совпадение IP адресов говорит об аффилированности лиц?
  17. Звоните! 8-921-786-43-15
  18. Необоснованная налоговая выгода по cт. 54.1 НК РФ
  19. Статья 54.1 НК РФ и «агрессивная» налоговая оптимизация  
  20. Что изменилось для налогоплательщиков

Налоговые проверки. Часть 2. IP-адрес, расчётные счета, как выявляются нарушения

Один IP-адрес - не доказательство получения необоснованной налоговой выгоды

Сведения об IP-адресе нужны налоговикам для установления физического адреса компьютера, с которого осуществляется управление счетами контрагентов.

Если данный компьютер расположен в офисе проверяемого налогоплательщика то они могут доказать наличие взаимоотношений между налогоплательщиком и его контрагентом, поскольку он имел возможность контролировать финансовые потоки своего контрагента.

При этом результатом согласованности действий налогоплательщика и его контрагента может быть получение необоснованной налоговой выгоды.

Зачем органам внутренних дел сведения об IP-адресе?

Собственно за тем же, зачем и налоговым органам. Сотрудники правоохранительных органов запрашивают в основном сведения об IP-адресе, чтобы определить месторасположение офиса компании либо чтобы найти лицо, которое имело доступ к распоряжению счетом с помощью системы «Клиент-банк», и установить фактических руководителей компании.

Зачастую директор фирмы-однодневки по сути не может прояснить деятельность компании, не обладает достаточным образованием и знаниями, необходимыми для осуществления деятельности в качестве руководителя.

Как правило, в такой преступной схеме директор фирмы-однодневки открывает в банке счет с одновременным оформлением документов для подключения к системе «Клиент-банк», получает закрытый ключ электронной подписи, которые передает злоумышленникам.

Происходит так называемая компрометация ключа, то есть передача третьим лицам ключа доступа к банковскому счету.

Тем самым руководитель фирмы нарушает действующее законодательство, банковские правила, а также условия договора на подключение к системе «Клиент-банк», согласно которым при утрате ключа он обязан незамедлительно сообщить об этом в банк для отзыва ключа и признания его недействительным.

Все чаще налоговые и правоохранительные органы доказывают аффилированность и подконтрольность лиц, путем выявления совпадения IP адресов, используемых компаниями для управления системой Банк-Клиент.

В федеральном законодательстве, в частности, налоговом, вообще нет понятий IP-адресов. Поэтому судам пришлось самым вырабатывать подходы к оценке совпадения адресов как доказательства налогового нарушения.

Полагаем, вы не удивитесь, если мы скажем, что суды в целом склонны поддерживать инспекцию. Однако судебная практика наработала несколько действенных аргументов в пользу компаний.

Совершенно не лишним будет, пойди в суд с профессионалом (практикующим налоговым юристом), который подскажет правильную тактику поведения в суде.

В ходе налоговой проверки инспекторы тщательно анализируют движение денег по расчетным счетам компании. Дело в том, что налоговики разработали методику, позволяющую выявлять признаки схем по данным банковских выписок, даже не вникая в суть сделок.

Налоговики всегда обращают внимание :

– на отсутствие расходных операций, свидетельствующих об обычной хозяйственной деятельности. Практика показывает, что зачастую с помощью таких доводов налоговикам удается доказать, что счета той или иной компании использовались исключительно для обналичивания денег и перераспределения денежных потоков между различными взаимозависимыми компаниями.

– на сроки платежей между участниками той или иной сделки. Так как из анализа расчетного счета хорошо прослеживается временной разрыв платежей — часто это позволяет налоговикам доказать групповую согласованность операций, а также формальный характер сделки.

– на основания, которые указывают компании при перечислении денег тому или иному контрагенту. Анализ движения денег в разрезе товаров, работ или услуг, за которые они перечисляются, зачастую помогает подтвердить фиктивный характер сделки. Так, например, при заявленном виде деятельности поставка мазута, организация направляет деньги на оплату мяса, стройматериалов.

– на предоставления беспроцентных займов физическим и юридическим лицам.

С помощью такого анализа расчётных счетов налоговики пытаются усмотреть взаимозависимость интересующей их компании с каким-либо ее партнером.

Использование взаимозависимыми лицами банковской схемы, направленной на получение необоснованной налоговой выгоды, налоговый орган должен доказывать с помощью других, более убедительных аргументов, поэтому с помощью практикующего налогового юриста компания сможет, отстоять свою позицию в недоказанности налогового нарушения перед налоговым органом через суд, а возможно и на стадии возражений.

Сертифицированные налоговые консультанты НПК “СТАТУС” готовы подключиться к сопровождению проверки на любом этапе её проведения. На бесплатной консультации наш специалист подробно расскажет о всех нюансах проведения проверки и порядке её прохождения. Записывайтесь на консультацию по ССЫЛКЕ на нашем сайте или по телефону 8800-550-18-84.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5af0592cfd96b16361b94da2/nalogovye-proverki-chast-2-ipadres-raschetnye-scheta-kak-vyiavliaiutsia-narusheniia-5db05ecbf557d000c44347ba

Где грань между незаконным дроблением бизнеса и законным разделением для оптимизации в 2019 году — Финансы на vc.ru

Один IP-адрес - не доказательство получения необоснованной налоговой выгоды

Не секрет, что в 2019 году ФНС взяла фокус на формальное дробление бизнеса. Однако до сих пор дробление – одна из самых популярных схем «оптимизации» налогов. Одновременно встречаются примеры выигранных налогоплательщиками процессов с обоснованным разделением бизнеса.

О важных нюансах, которые должны знать собственники и руководители, рассказывает налоговый юрист компании «Правовест Аудит» Наталья Наталюк.

Наталья Наталюк 

Налоговый юрист с 20-летним стажем. Советник налоговой службы РФ II ранга. Эксперт, автор статей и семинаров по налоговому контролю для собственников и руководителей компаний.

Текущая ситуация с дроблением

Во многих странах мира разделение бизнеса на несколько структурных единиц ведение деятельности в группе взаимозависимых компаний остаются в рамках закона и не вызывают вопросов со стороны фискальных органов. Россия идет иным путем.

Часто в разделении бизнеса инспектор видит только формальное дробление с целью экономии на налогах и напрочь не хочет слышать о наличии здравой предпринимательской цели.

Согласно позиции налоговой службы, текущий год проходит под эгидой особого контроля за «дробленцами».

Ровно в канун новогодних праздников появилось Письмо ФНС от 29.12.2018 года № ЕД-4-2/25984, в котором ФНС России поручила инспекциям усилить контроль за налогоплательщиками, искусственно дробящими бизнес.

Классикой жанра в дроблении бизнеса остается стремление группы компаний не применять общую систему налогообложения (ОСНО), в частности, чтобы не платить налог на добавленную стоимость (НДС) и налог на прибыль, используя специальные режимы, например, упрощенную систему налогообложения (УСН).

Типичный пример, когда компания на ОСНО, просчитав все свои «потери» на налогах, приходит к выводу о разделении на несколько небольших компаний, которые смогут применять специальные режимы. Солидная экономия радует собственников бизнеса, оно и понятно.

Со средней выручкой 800 млн. руб. в год при рентабельности 20% приходится платить 32 млн. руб. налога на прибыль и не менее 40 млн. руб. НДС. В общей сложности почти 75 млн. рублей. В то время как налог на упрощенке не превысит 25 млн. руб.

Разница трехкратная!!!

Радость может длиться до визита налогового инспектора. Затем, как показывает практика, начинаются попытки доказать отсутствие получения необоснованной налоговой выгоды.

И при отсутствии деловой цели в разделении бизнеса на разные юридические лица, наличии негативных признаков формального дробления – итог весьма печален.

Многомиллионные доначисления по самым «хлебным» для ФНС налогам (НДС, налог на прибыль), штраф 40% от неуплаченных сумм налогов (поскольку наверняка будет идти речь об умышленной неуплате налогов).

Важно соблюдать требования статьи 54.1 НК РФ, согласно которым, если у сделки налогоплательщика отсутствует деловая цель, то налоговая выгода, полученная по такой сделке, считается необоснованной.

Говоря об искусственном дроблении бизнеса, следует упомянуть, что оно связано не только с незаконным стремлением применять специальные режимы в целях налоговой экономии, но сюда относятся «игры» в группе компаний с незаконным занижением доходов/завышением расходов, незаконным возмещением НДС/налоговыми вычетами.

Преступление и наказание

За незаконное дробление бизнеса с целью ухода от уплаты налогов компания заплатит штраф в двойном размере, а именно 40% от неуплаченной суммы налогов (п.3 ст. 122 НК РФ). Собственникам и руководителям компании вполне может грозить как уголовная, так и субсидиарная ответственность.

Уголовная ответственность. Так, ст.199 УК РФ за неуплату/неполную уплату налогов при выявлении умышленных признаков совершения налогового правонарушения (схемы по фиктивному дроблению) и при доначисленной сумме налогов от 5 млн. руб. предусматривает привлечение к уголовной ответственности. Фигурантом уголовного дела может стать руководитель, финансовый директор, бухгалтер компании.

Уголовная ответственность

Субсидиарная ответственность – персональная ответственность за компанию-должника в случае недостаточности её имущества для расчета со своими кредиторами.

ФНС – практически элитный кредитор, с большими полномочиями и возможностями (если 50% долга компании – это неуплаченные налоги), налоговый орган воспользуется всеми возможными способами для пополнения бюджета за счет контролирующих должника лиц (КДЛ) и вина в банкротстве презюмируется, то есть доказывать, что КДЛ не виновен в совершении действий, которые привели к образованию недоимки, должен он сам.

Источник: https://vc.ru/finance/71297-gde-gran-mezhdu-nezakonnym-drobleniem-biznesa-i-zakonnym-razdeleniem-dlya-optimizacii-v-2019-godu

Судебная практика по необоснованной налоговой выгоде

Один IP-адрес - не доказательство получения необоснованной налоговой выгоды

Налоговые органы часто обвиняют организации и ИП в получении необоснованной налоговой выгоды.

Поскольку такие обвинения влекут за собой серьезные финансовые последствия для налогоплательщиков, они практически всегда отстаивают свою правоту в суде. Иногда это приносит успех, а иногда нет.

От чего это зависит, и какие решения принимали суды по таким спорам в последнее время, — в обзоре судебной практики.

Если Федеральная налоговая служба не смогла доказать, что организация реализовала недвижимость значительно ниже рыночных цен взаимосвязанным лицам, то разница между фактической суммой сделки и реальной стоимостью объектов не может быть признана необоснованной налоговой выгодой, связанной с занижением налога на упрощенной системе налогообложения, налога на прибыль и НДС. К такому выводу пришел Верховный суд РФ.

Суть спора

Общество с ограниченной ответственностью из Анапы обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением о признании недействительным решения ИФНС о привлечении его к ответственности за совершение налогового правонарушения. Данное правонарушение выразилось в том, что в период 2010 – 2012 гг.

налогоплательщик совершил ряд операций по реализации объектов недвижимости в пользу физических лиц. При этом, цены реализации объектов недвижимости по договорам купли-продажи были занижены организацией относительно рыночного уровня.

Данное обстоятельство было выявлено в ходе налоговой проверки, вовремя которой специалисты ФНС в порядке статьи 95 Налогового кодекса РФ назначили экспертизу, а оценщики сделали выводы об отклонении цены сделки по реализации обществом спорных объектов от рыночных цен.

В результате, ФНС применила нормы статьи 40 НК РФ, определив размер подлежащего налогообложению дохода по данным операциям, исходя из рыночной стоимости отчужденного имущества, и потребовала налогоплательщика заплатить недоимку и штраф по статье 122 НК РФ.

Кроме того, проверяющие сделали вывод о том, что доход общества, исчисленный исходя из рыночной стоимости объектов недвижимости, превысил предельное значение, предусмотренное пунктом 4 статьи 346.13 НК РФ. Поэтому ИФНС пришла к выводу об утрате налогоплательщиком права на применение УСН и возникновении в связи с этим необходимости уплаты налогов по общей системе налогообложения.

Решение суда

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, требование налогоплательщика было удовлетворено частично.

Судьи признали недействительным оспариваемое решение налогового органа в части выявления необоснованной налоговой выгоды. Однако арбитражный суд кассационной инстанции отменил данные судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Арбитры указали на существенные нарушения при рассмотрении дела норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела. При рассмотрении в надзорном порядке Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ было вынесено определение от 1 декабря 2016 г.

N 308-КГ16-10862, которым решение кассации было отменено, а судебные акты низших инстанций были восстановлены.

Арбитры, принимая решение о несостоятельности выводов ФНС, не усмотрели оснований для вывода о взаимозависимости между налогоплательщиком и гражданами-покупателями недвижимости. Тогда как ФНС утверждала, что именно отношения между сторонами повлияли на условия данных сделок и экономические результаты их исполнения.

В связи с этим судьи пришли к выводу о невозможности использовать данные о рыночной стоимости объектов недвижимости, представленные инспекцией. Кроме того, суды отказали ФНС в удовлетворении ходатайства о назначении по делу судебной экспертизы для определения рыночной стоимости отчужденных объектов недвижимости.

Арбитры отметили, что проведение экспертизы не может восполнять пробелы и устранять недостатки, допущенные налоговым органом при проведении проверки.

Верховный суд с выводами коллег согласился и отметил, что по общему правилу налоговые последствия совершенных организацией операций определяются из условий заключенных им сделок, а исчисление налогов из рыночных цен вместо цен, согласованных сторонами сделки, возможно только в случаях, установленных законом.

В рассматриваемый период времени полномочия органов ФНС по проверке правильности применения цен в рамках контроля за полнотой исчисления налогов определялись статьей 40 НК РФ.

По ее нормам определенная сторонами сделки цена могла быть оспорена в целях налогообложения только в случаях, перечисленных в пункте 2 данной статьи, а именно:

  • по сделкам между взаимозависимыми лицами;
  • по товарообменным (бартерным) операциям;
  • при значительном колебании уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам в пределах непродолжительного периода времени.

Согласно позиции, приведенной в пункте 13 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11.06.1999 N 41/9, в других случаях налоговый орган не может оспаривать цену товаров, работ, услуг, указанную сторонами в сделке.

Кроме отсутствия доказательств взаимозависимости продавца и покупателей, инспекция не смогла доказать и значительность колебания уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) объектам недвижимости в пределах непродолжительного периода времени.

Таким образом, у органа ФНС отсутствовали предусмотренные Налоговым кодексом основания для оспаривания цен, примененных налогоплательщиком при реализации объектов недвижимости в 2010 году, исходя из которых общество определило налоговую базу (доходы) и исполнило свою налоговую обязанность.

При этом, ВС РФ отметил, что одно лишь отличие примененной налогоплательщиком цены от рыночного уровня не позволяет утверждать о направленности его действий на уклонение от налогообложения, поэтому выводы судов первой и апелляционной инстанции являются правильными.

2. Оплата сделки векселями между взаимозависимыми лицами приводит к необоснованной налоговой выгоде по НДС

Организация, которая посредством расчетов векселями с взаимозависимыми (аффилированными) с ней лицами создает ситуацию, при которой источник возмещения НДС из бюджета не формируется, реальность расходов по сделке отсутствует и не предполагается, а сами переданные векселя возвращаются ей по договорам займа, полчает необоснованную налоговую выгоду, искуственно занижая НДС. Поэтому должна понести наказание. К такому решению пришел Арбитражный суд Уральского округа.

3. Непроявление должной осмотрительности ведет к получению необоснованной налоговой выгоды

Номинальный характер деятельности контрагентов организации означает, что налогоплательщик не проявил должную осмотрительность при заключении договоров с формально зарегистрированными фирмами, не осуществляющими реальную финансово-хозяйственную деятельность. Такие сделки могут заключаться в целях получения необоснованной налоговой выгоды. Так решил Арбитражный суд Московского округа.

4. Завышение расходов приводит к необоснованной налоговой выгоде

Если налогоплательщик сознательно завысил расходы, влияющие на базу обложения налогом на прибыль организации, а специалисты ФНС смогли доказать этот факт, у суда есть все основания назначить организации штраф и обязать погасить недоимку. Именно такое решение принял Верховный суд РФ.

Бизнес Развитие: адвокатура и консалтинг СПб

Один IP-адрес - не доказательство получения необоснованной налоговой выгоды

Все чаще налоговые и правоохранительные органы доказывают аффилированность и подконтрольность лиц, путем выявления совпадения IP адресов, используемых компаниями для управления системой Банк-Клиент или отправки электронной отчетности в налоговую.

Как МИФНС использует совпадение IP адресов?

  • ФНС использует данные об IP и MAC адресах при доказывании необоснованности налоговой выгоды, полученной в результате работы с подконтрольными техническими фирмами.

    В этом случае, налоговая инспекция с помощью совпадения IP подтверждает, что денежные средства перечислялись на подконтрольные технические компании для целей их обналичивания, получения неправомерного вычета по НДС, принятия экономически- необоснованных расходов для снижения налога на прибыль.

    В случае если у Вас с контрагентом совпадают IP, крайне проблематично будет доказать что Вы не знали что он не оплачивал налоги или систематически работал с фирмами-однодневками.

  • Другой случай — это применение налоговой инспекцией правил трансфертного ценообразования к сделкам, между компаниями чьи IP или MAC адреса совпадают. Так, ФНС признает компании взаимозависимыми и проверяет цену сделок, тем самым снижая размер принимаемых расходов по налогу на прибыль и сумму вычетов по НДС.
  • Совпадения IP или MAC адресов может быть использовано налоговой инспекцией для целей привлечения к субсидиарной ответственности.

    Например, совпадение IP может служить одним из доказательств перевода деятельности на новое юр лицо и привлечения взаимосвязанной новой компании к субсидиарной ответственности по долгам налогоплательщика.

  • Сложившаяся в последние годы судебная практика свидетельствует, что Арбитражные суды поддерживают позицию налоговиков и соглашаются, что совпадение IP адресов свидетельствует о подконтрольности и согласованности действий налогоплательщика и его контрагентов (См. например: Дело А40-85114/12 20-463; Дело А67-6697/2012; Дело А60-5531/2013).

    Как Правоохранительные органы используют идентичность IP адресов?

    Следователи (УЭБиПК, ОБЭП МВД, Следственный Комитет и иные) на основании совпадения IP адресов компаний доказывают взаимозависимость лиц или факт контроля над компаниями одними и теми же лицами. Чаще всего запрос IP адресов осуществляется в рамках следственных действий по таким составам преступлений как:
    ст.

    172 УК РФ «Незаконная банковская деятельность» (обналичивание), 199 УК РФ «Уклонение от уплаты налогов с организаций», 193.1. «Совершение валютных операций по переводу денежных средств на счета нерезидентов» (вывод денежных средств за рубеж), 159 УК РФ «Мошенничество» и другим экономическим составам преступлений.

    Как налоговые и правоохранительные органы получают сведения об IP адресе?

    IP-адрес представляет собой число, используемое как уникальный адрес узла в глобальной компьютерной сети, посредством которого происходит взаимодействие устройств в сети. Соответственно, соединение любого устройства с сетью Интернет происходит с указанием IP адреса.

    Банки, в которых у организации открыт расчетный счет, а также организации, предоставляющие online-сервис по отправке электронной отчетности, провайдеры ЭЦП, осуществляют хранение данных об IP адресах, с которых им отправляются платежные поручения и отчетность.

    Таким образом, налоговый орган может получить информацию об используемых IP адресах в рамках выездной налоговой проверки, путем отправки требования в порядке ст. 93.1 Ч. 1 НК РФ в банки и вышеуказанные организации.

    Получив данные об IP адресах, с которых отправляется информация, ИФНС выясняет кому эти IP адреса принадлежат.

    Это возможно проверить с помощью различных интернет сервисов. Далее, налоговый орган направляет запрос провайдеру, которому принадлежит IP адрес, и уже провайдер предоставляет в налоговый орган данные о пользователе IP адреса в конкретный момент времени.

    Аналогичные процедуры запроса IP возможны в рамках осуществления следственных действий следователем в ходе расследования экономических преступлений.

    Всегда ли совпадение IP адресов говорит об аффилированности лиц?

    Установив идентичность IP адресов, с которых была произведена отправка, налоговые и правоохранительные органы делают однозначный вывод, что она была осуществлена одним и тем же пользователем – с одного компьютера/ с использованием одного шлюза/ с использованием одной точки доступа wi-fi.

    Однако, у наших адвокатов есть позитивный опыт доказывания в суде недостаточности таких доводов ИФНС, ввиду того, что инспекция не учитывала технические правила присвоения IP адресов.Дело в том, что IP адреса бывают двух видов. IP — адрес называют статическим (то есть постоянным, неизменяемым), если он не может быть присвоен другому устройству.

    IP — адрес называют динамическим (непостоянным, изменяемым), если он назначается автоматически при подключении устройства к сети и используется в течение ограниченного промежутка времени, как правило, до завершения сеанса подключения.Таким образом, динамический IP адрес, а именно они в большинстве случаев используются, не уникален.

    IP адрес соединения узла с сетью Интернет может совпадать у весьма значительного числа устройств связи, если Интернет- соединения были сделаны в разное время. При совпадении динамических IP адресов налоговая инспекция должна не только доказать их идентичность, но и установить их пользователя в конкретный момент времени.

    Таким образом, совпадение IP не всегда свидетельствуют о подконтрольности и согласованности действий налогоплательщика и контрагентов, в целях получения необоснованной налоговой выгоды.

    Однако, доказывание технического совпадения IP требует большого количества иных свидетельств отсутствия взаимозависимости между контрагентами и требует комплексного подхода. Оптимальным является привлечение адвоката на самой ранней стадии спора.

    Звоните! 8-921-786-43-15

    Валерия Голянова, бизнес-адвокат, финансист, партнер «Бизнес Развитие»
    Статья актуализирована на 2019 год.

    Воспользуйтесь нашими услугами по сопровождению выездной налоговой проверки и представлению интересов в урегулировании налоговых споров
    защитой Ваших интересов адвокатом в рамках уголовных дел по экономическим преступлениям .

    Источник: http://razvivay.com/sovpadenie-ip-adresov-kak-dovod-fns-pri-dokazyvanii-neobosnovannoj-nalogovoj-vygody/

    Необоснованная налоговая выгода по cт. 54.1 НК РФ

    Один IP-адрес - не доказательство получения необоснованной налоговой выгоды

    Понятие «налоговая выгода» и концепция необоснованной налоговой выгоды были определены в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53. В документе уточняется, что под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности в результате пяти действий:

    1. уменьшения налоговой базы,
    2. получения налогового вычета,
    3. получения налоговой льготы,
    4. применения более низкой налоговой ставки,
    5. получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

    Но в ряде случаев налоговая выгода может быть признана необоснованной. К ним относятся случаи, когда для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

    В Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 уточняется, что налоговая выгода не может считаться обоснованной, если она получена вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

    Кроме того, есть целый ряд обстоятельств, свидетельствующих о необоснованной налоговой выгоде:  

    • налогоплательщик не может реально осуществлять указанные операции, потому что для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг у него нет экономически необходимых условий: времени, места нахождения имущества, объема материальных ресурсов;
    • у налогоплательщика нет условий для достижения результатов экономической деятельности из-за отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
    • налогоплательщик учитывает для целей налогообложения только те хозяйственные операции, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, но для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;
    • налогоплательщик совершает операции с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном в документах бухгалтерского учета.

    В то же время Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 напоминает судам об обстоятельствах, которые сами по себе не являются основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, но в совокупности могут стать негативным сигналом:

    • создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;
    • взаимозависимость участников сделок;
    • неритмичный характер хозяйственных операций;
    • нарушение налогового законодательства в прошлом;
    • разовый характер операции;
    • существление операции не по месту нахождения налогоплательщика;
    • осуществление расчетов с использованием одного банка;
    • осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;
    • использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

    Стоит обратить внимание на то, что в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 содержатся три важных понятия:

    1. Презумпция добросовестности налогоплательщика. Значит, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны.
    2. Цель делового характера. Этот термин подразумевает, что экономическая деятельность, во-первых, должна быть реальной. Во-вторых, операции должны учитываться в соответствии с их действительным экономическим смыслом. В-третьих, получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды не должно быть главной целью налогоплательщика.
    3. Обязанность налогоплательщика действовать с должной осмотрительностью (ситуации, когда налогоплательщику должно было быть известно о нарушениях контрагента — в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом)

    Статья 54.1 НК РФ и «агрессивная» налоговая оптимизация  

    Положения Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 нашли свое продолжение в новой редакции Налогового кодекса, вступившей в силу 19 августа 2017 года. В Налоговом кодексе появилась новая ст. 54.1 НК РФ (в ред. Федерального закона от 18.07.2017 N 163-ФЗ), которая определила пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов.

    ФНС выпустила Письмо от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@, в котором пояснила, что введенная Федеральным законом от 18.07.2017 № 163-ФЗ ст. 54.1 НК РФ направлена на предотвращение использования «агрессивных» механизмов налоговой оптимизации. То есть в ней определены:

    • конкретные действия налогоплательщика, которые признаются злоупотреблением правами;
    • условия, которые должны быть соблюдены налогоплательщиком для возможности учесть расходы и заявить налоговые вычеты по имевшим место сделкам (операциям).

    В ст. 54.1 НК РФ есть четыре пункта, которые требуют объяснений:

    Пункт 1 ст. 54.1 НК РФ: Не допускается уменьшение налоговой базы (суммы налога) в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности налогоплательщика.

    Согласно Письму ФНС от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@, искажение – это умышленные действия налогоплательщика, выразившиеся в

    сознательном искажении сведений о фактах хозяйственной жизни, объектах налогообложения, подлежащих отражению в целях уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога, неправильного применения налоговой ставки, налоговой льготы, налогового режима, манипулирования статусом налогоплательщика и др.

    Искажение сведений можно наблюдать в следующих ситуациях:

    • создание схемы дробления бизнеса ради неправомерного применения спецрежимов;
    • совершение действий, направленных на искусственное создание условий по использованию пониженных налоговых ставок, налоговых льгот, освобождения от налогообложения;
    • создание схемы, направленной на неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения;
    • нереальность исполнения сделки сторонами (отсутствие факта ее совершения);
    • неотражение налогоплательщиком дохода (выручки) от реализации товаров (работ, услуг, имущественных прав), в том числе в связи с вовлечением в предпринимательскую деятельность подконтрольных лиц;
    • отражение в регистрах бухгалтерского и налогового учета заведомо недостоверной информации об объектах налогообложения.

    Пункт 2 ст. 54.1 НК РФ: При отсутствии обстоятельств, предусмотренных п. 1 ст. 54.

    1 НК РФ, по имевшим место сделкам налогоплательщик вправе уменьшить налоговую базу и (или) сумму подлежащего уплате, если основной целью совершения сделки не являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет (возврат) суммы налога; если обязательство по сделке исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки передано по договору или закону.

    Итак, п. 2 ст. 54.1 РК РФ содержит условия, при соблюдении которых у налогоплательщика возникает право использовать расходы и вычеты.

    В Письме ФНС от 31.10.2017 № ЕД-4-9/22123@ уточняется, что основная цель сделки должна заключается не в налоговой экономии, а в конкретной разумной деловой цели. В пп. 2 п. 2 ст. 54.

    1 НК РФ ограничивается право учесть расходы и вычеты по сделке при исполнении ее контрагентом, не указанным в первичных документах.

     В этом случае налоговикам придется доказывать, что налогоплательщик использовал формальный документооборот с целью незаконного учета расходов либо заявления налоговых вычетов.

    Признаки формального документооборота:

    • факты обналичивания денежных средств проверяемым налогоплательщиком или взаимозависимым лицом;
    • факты использования таких средств на нужды налогоплательщика, учредителей налогоплательщика, его должностных лиц;
    • использование одних IP-адресов;
    • обнаружение печатей и документации контрагента на территории проверяемого налогоплательщика;
    • нетипичность документооборота, несоответствие обычаю делового оборота поведения участников сделки, должностных лиц при заключении, сопровождении, оформлении результатов сделок.

    Пункт 3 ст. 54.1 содержит в себе несколько критериев, которые самостоятельно не могут служить основанием для предъявления претензий к налогоплательщику.

    Эти критерии: подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом; нарушение контрагентом налогового законодательства; наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок.

    Что изменилось для налогоплательщиков

    В новшествах есть как плюсы, так и минусы для бизнеса.

    Если говорить о плюсах, то:

    • Сохраняет силу принцип презумпции добросовестности налогоплательщика как один из важнейших элементов конституционно-правового режима регулирования налоговых отношений.
    • Теперь не ошибки, а реальность сделки стали приоритетными. Ранее именно на ошибки ФНС обращала довольно пристальное внимание. Одним словом, ушел в прошлое формальный подход к выявлению необоснованной налоговой выгоды — налоговый орган должен четко понимать целесообразность проведения каждого мероприятия налогового контроля. Кроме того, нарушение контрагентом налогового законодательства не является самостоятельным основанием для предъявления налоговых претензий. П. 2 ст. 54.1 НК РФ не предполагает негативных последствий для налогоплательщиков за неправомерные действия контрагентов второго, третьего и последующих звеньев.
    • Исполнения сделки контрагентом становится достаточно для того, чтобы налоговая выгода считалась обоснованной. При этом налогоплательщики должны быть готовы представить налоговикам доказательства реальности сделки в результате исполнения ее контрагентом. Поэтому бизнес по-прежнему должен знать, как проверить контрагента, и пользоваться необходимыми для этого инструментами, например, сервисом Контур.Фокус.  
    • Вводится концепция деловой цели, а это значит, что действия налогоплательщика не ставятся под сомнения, если у него есть разумная экономическая цель помимо собственно оптимизации налогов.

    Из минусов можно отметить следующие:

    • Появились термины с расплывчатой, как считают эксперты, формулировками, одно из которых — искажением сведений.
    • Новые нормы распространяются на страховые взносы и на плательщиков страховых взносов.
    • В ходе налоговой проверки у компании могут запросить копии договоров с посредниками. 

    Источник: https://kontur.ru/articles/5180

    Финансист тут
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: